theloveinspain (silviapons) wrote,
theloveinspain
silviapons

Всё гениальное - ПРОСТО!

Оригинал взят у kachura_nataly в post

84


В арабской забегаловке, с куском питы в руках, глянула на своё отражение. 44 года. Свитер, из которого выросли мои близнецы. Ни волос, ни косметики, ни украшений, ничего...


Вдруг вспомнила себя в двадцать: всегда с макияжем, непременно в подчёсанными на затылке волосами, и с фоном звучащей непрерывно тревогой - а ну как ветер подует и растреплет тщательно уложенное, и станет видно, какая плоска макушка у меня под тонкими секущимися волосами.... А вдруг дождь, он же размажет тушь, буду блеклая. Или вот шапка. Какая это была мука - выбор между мёрзнущей головой, или придавленными потными волосами, и пришибленным видом в страшно не идущих мне шапках. Капюшоны тоже не спасали, делая меня похожей на пугало - шеи почти нет, широкое лицо прибито и расширено ещё больше краями капюшона.






Сколько нервов и даже слёз было на это потрачено, какие ухищрения предпринимались, чтобы это поправить, изменить, или хотя бы скрыть...

Мне очень помогли платки. Я их открыла для себя только в Израиле уже, и несколько лет выглядела очень женственно, мягко, и даже слегка необычно - светская, русскоязычная, в тюрбанах и длинных одеждах.




Под этим можно скрыть очень многое. Я не то чтоб скрывала уже - нет. Страх пропал, я себе нравилась. Так что я не скрывала уже. Скорее, корректировала. Проверяла и использовала разные возможности влияния на линии тела и лица. Мне это было важно для работы.

Как я назрела на то, чтоб обриться, рассказывать долго, и к работе это отношения не имеет - это сразу несколько, совпавших по времени, событий, и перемен в ощущениях себя и жизни.
Вдруг усилилось желание остаться как есть, без прикрас, а корректировки производить изнутри, если уж... Готова была к нелепому виду, к жалкому виду, к смешному... решила, что, если окажется блажью всё, что я чувствую - так у меня есть парики, и платки вот, опять же. Да и растут волосы быстро - за пару месяцев можно уже отрастить вполне себе стрижку.

То, что получилось, оказалось настолько хорошо, что и спустя месяц, или сколько там прошло, не помню.. - я всё ещё с недоумением гляжу в зеркало. Где же страшная плоская макушка, столько лет отравлявшая мне жизнь? Как же я обхожусь без вытягивающих линий в причёске или платке? Почему вдруг стали хороши практически все головные уборы? Я смотрю на себя сейчас, и мне ничего не хочется исправлять, скрывать, или корректировать. Это не сказать чтоб красиво - в глянцевом смысле этого слова, это обыкновенно. Но мне очень-очень нравится. Даже в неправильных копеешных очках - купленных лет пятнадцать назад, и случайно оставшихся в живых - сейчас они одни на мне "меньше хуже", чем остальные, красивые  и дорогие.

Лицо послушно подтянулось, шея словно бы вытянулась (а может, и вытянулась, кто ж её в длину мерял) - не знаю, что стало первым, что вторым, и что из чего вытекает. Занятия ли шейпингом и самомассажем цоган сперва сделали своё дело, а потом уж бритость стала к лицу, или она и раньше была для меня выгоднее, чем какая бы то ни было причёска...

Но перемены очень заметные: на семинарах я всегда приводила себя ярким примером аутдора - блестяшие ткани, парадные фасоны смотрелись на мне как... как на Кабаевой жемчуга. Не то чтоб я стала выглядеть индором, но совершенно очевидно, что по линейке индор-аутдор я значительно сдвинулась от пасторали к салону. Нелепо стали выглядеть мягкие струящиеся драпировки моих длинных юбок. Магазинный трикотаж очевидно бросался в глаза сопливой своей дешевизной, словно бы я переместилась в ряды зимнего цветотипа вдруг. Любимые украшения на замшевых шнурах и верёвках вдруг стали чуждо смотреться на мне.

Перечислять и рассказывать можно долго, детали не так уж важны, интересен сам факт того, насколько сильно можно измениться с переменой причёски вообще, и с обритостью в частности. И как обустраиваться в этих переменах.

Это стало важной частью материалов курса - её не хватало для тех, кого ждали серьёзные перемены. Мне есть чем поделиться сейчас - показывая себя то "блондинкой", то лукавой дамочкой в парике, то женственной блюмочкой в платках и юбках, то, теперь вот, андрогином эдаким в графичных одеждах.

Всё это мгновенно промелькнуло в голове, пока несли фалафель. В зеркале отражалась моя бритая голова. На лице ни капли косметики. "Андрогинность и беззащитность" - вспомнилось. И вспомнилось, что я писала об этом, буквально год назад, и что рисовала - об этом же! - тоже около года назад! - тогда ещё в юбках и платках. Зрело давно, назрело - вот совсем недавно.

...вполне допускаю уже, что и это - не конец превращений.



  • у меня нездоровое отношение к сексу.

    это ещё из детства, со школки.
    апд.:  Что-то я уже сомневаюсь, что это у меня оно нездоровое. Не самое распространённое, это да. Но здоровое.

    умом я понимаю, что, в идеале, ничего мучительного в сексуальных отношениях не должно было бы быть, как, впрочем, и в любых других отношениях между людьми: в идеале всё могло бы быть просто, радостно и полюбовно.

    но мучительность в отношениях между людьми, тем не менее, есть. и сильнее всего, в моем восприятии, она проявляется в сексуальной их части.

    при любом отношении к сексу - считать ли его незначащим физиологическим отправлением, или думать, что это краеугльный камень в отношениях - именно секс видится мне самой сложной частью взаимосвязи людей.

    этим пользуются год от года всё активнее.

    рекламы, использующие человеческую сексуальность как основу, мне противны с того самого момента, как я задалась вопросом о том, каким боком полуголые девицы с томно раскрытыми ртами к ботинкам и велосипедам.

    я научилась не видеть этих реклам - ни в реале, ни в интернете.

    отказ от газет, журналов и телевизора помогли. и был период, когда мучительность всего, что связано с сексом, не осознавалась - есть любящий и любимый муж, остальное меня не касается.

    а в како-то момент вдруг быстро-ьыстро стало накручиваться-затягиваться туже и туже.

    было прочитано много разного феминистического.. по большей части бреда, никак не откликнувшегося, и, тем не менее, главное - обиду и возмущение женщин - я рассылашала.

    потом жж, где чётко и бесстрастно рассказывается о гендере и каннибализме в отношениях. о том, что всегда один даёт, другой берёт, и пытаться насильно менять это местами, или же с позиции нижнего вести себя как верхний - чревато.

    а ещё потом статья о женщинах-фронтовичках, и чудовищном отношении к ним - и окружающих, и даже родных.

    и, наконец, последняя капля - осознание того, что стоит за всеми этими незамысловатыми, бездумно произносимыми (пусть не всеми подряд произносимыми, однако всем известными) фразами типа "да я в рот ебал".

    всё то, что означает унижение, оскорбление, подчинение, пренебрежение - всё это в великом и могучем (и, неосознанно, в мозгах тех, кто на неём думает) обозначается теми же словами, что и физические проявления... страшно сказать даже - любви.

    каким бы умным, думающим, образованным и душевным ни был бы мужчина - стоит ему окончательно увериться, что женщина в нём заинтересована, как интерес его гаснет, и поддерживать его можно только постоянными "убеганиями" в той или иной форме.

    каким бы интеллигентным мужчина ни был, уважение его истаивает незаметно для него самого даже, и вернуть его можно (наверное.., я не знаю, и не хочу узнавать) игнором. на этой игре строится поведение всех "успешных" женщин, гордо называющих себя стервами.

    говорить мужчине о любви означает портить и отношения, и его самого, и свою самооценку.

    проявлять заинтересованность в физической близости - "снизить планку".

    искренность в комплекте с непосредственностью оборачивается, рано или поздно, надоедливостью.

    расположение, выражаемое явно и неоднократно, вызовет желание отдалиться

    участие от назойливости различать дано единицам, если вообще она вообще есть, разница эта.

    так же, как уголовники опускают друг друга, насилуя (не считая самих себя при этом гомосексуалами, причём) так и мужчина опускает для себя женщину фактом близости с ней.

    и ни самые слюнтявые придурки, ни самые романтичные поэты, ни самые честные из мужчин не придумали никаких других ассоциаций, кроме как "сорванный цветок", "прочитанная книга" и прочие аналоги "нахуй не нужного больше".

    во всём этом аду с годами я стала ощущать такую тоску по бесполому, по безгендерному, по рейвовому, ангельскому, нечеловеческому...  по отношениям, в которых нету этой всей мучительной лживой путаной суеты, от которой только отвращение и остаётся, в конце концов.

    мне противны люди, постоянно и плоско - на мой, разумеется, взгляд - шутящие на тему секса.

    мне отвратительны намёки и хихиканья об этом, особенно от женщин. они кажутся мне жалкими дурами, как раз такими, какой, наверняка, вижусь им я, со своим отвращением к их шуткам.

    мне гадки люди, которые в любой наготе видят сексуальность, которым в обнаженности всегда чудится эротизм.

    счастье моё, что это всё я почувствовала тогда, когда у меня есть лю, и он понимает меня. иначе быть бы мне одной на свете.

    впрочем, я совершенно этого не боюсь больше.



Tags: Женщины и Мужчины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments